года,  11:23
Главная
Общие сведения
Фонды
Деятельность архива
Проекты
Список публикаций
Публикации онлайн
Избранные места из переписки
В зеркале СМИ
Первичная организация РОИА
Прейскурант платных услуг
Выставки
Обращения граждан
Доска объявлений
Противодействие коррупции
Контакты
Карта сайта

   Поиск по сайту:
  

 
 
 
 
 
 

С.М. Воскобойник. Юность, опаленная войной

Воскобойник Сарна Моисеевна (род. 17.02.1923, Москва), историк-архивист. Участница Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В Советской армии с 6 июля 1941 г. по 24 июня 1944 г. , в действующей армии с 25 августа 1941 г. по 15 января 1944 г., санинструктор. В 1947 г. окончила МГИАИ. В 1950-1951 гг. - сотрудник архива Минпроса РСФСР, в 1952-1962 гг. - заведующая архивом Министерства сельского хозяйства Карельской АССР. В ЦГА РСФСР с 1962 г. С 1963 по 1978 гг. заведовала архивохранилищем. С 1978 г. - главный хранитель фондов. Заслуженный работник культуры РСФСР. Награждена орденом Отечественной войны I степени, медалями «70 лет Вооруженных Сил СССР», «Ветеран труда». 
 
Ниже публикуется отрывок из воспоминаний С.М. Воскобойник.


Январь 2010 г.

1-го сентября 1940 г. я стала студенткой 1-го курса Историко-архивного института НКВД СССР. В этом году вышло постановление Правительства о выплате стипендии отличникам, а у меня не хватало 1-го балла и, следовательно, стипендии я не получала и пошла работать на овощную базу, которая находилась в одном из зданий на улице Петровка в подвальном помещении. В основном мы занимались сортировкой яблок и, между прочим, умудрялись откладывать некоторое количество фруктов в укромные места.
Но долго такая работа не могла продолжаться из-за холода, нас одолевали простудные заболевания.

Тогда я решила начать работать по будущей специальности. Я отправилась на Большую Пироговскую улицу (вход в бюро пропусков был в то время со стороны 1-го архивного переулка). Меня направили на работу в ГАФКЭ (Государственный архив феодально-крепостнической эпохи), где ежедневно я находилась в архивохранилище и оформляла обложки фонда «Канцелярия императрицы Елизаветы» (должность, которую я занимала в то время, называлась архивно-технический сотрудник архива). Так проходила студенческая жизнь: лекции и работа в архиве.

В институте было хорошо поставлено преподавание военного дела, санитарная подготовка, нас учили тому, как оказывать первую медицинскую помощь. Всем этим руководил преподаватель военного дела майор Россихин Александр Васильевич - бывший офицер царской армии.

Как я уже сказала, военное дело было поставлено отлично. Нас учили разбирать и собирать винтовки и автоматы с круглым диском. Знания, полученные от майора, очень пригодились на фронте.

6-го июля 1941 года в составе добровольцев, членов санитарной дружины Московского историко-архивного института, на полуторках, с песней «Дан приказ ему на Запад...», мы выехали на фронт в сторону Вязьмы, а перед отъездом сфотографировались с подругой в фотоателье на углу Кузнецкого моста и Петровки, в форме, полученной перед отъездом. До 25-го августа 1941 года мы находились в 1-м стрелковом полку НКВД СССР, а 25-го августа я была откомандирована в штаб и ОО 269-й стрелковой дивизии, которая только что заняла боевые рубежи в районе старинного города Почеп Брянской области. Через несколько дней в районе совхоза «Речица» наш 1018-й стрелковый полк и первый дивизион 836-го артполка вступили в первый бой с немецкими захватчиками. Вскоре противник был остановлен на рубеже реки Рожек.
В начале сентября дивизия перешла в наступление и вышла на восточный берег реки Судость. Этому событию предшествовала активная разведка в районе расположения полка.

Командованием дивизии было поручено командиру отделения особого отдела лейтенанту Александру Солдатову провести разведку. Он недавно прибыл к нам после окончания Московского общевойскового училища. Сопровождать лейтенанта было поручено красноармейцу Пипко и мне - санинструктору Сломянской.

Нам был дан подробный инструктаж, Солдатов должен был подползти по-пластунски к первой траншее врага, держа винтовку с примкнутым штыком в вытянутой руке.

Мы сопровождали его поодаль. На всякий случай я отдала Саше свой первый трофей - немецкий браунинг «Вальтер», который он положил за голенище.

К сожалению, «Вальтер» лейтенанту не понадобился. Он дополз до расположения противника и подорвался на мине. Услышав взрыв, мы с Пипко сразу поняли, что случилось несчастье и поползли ближе к лесу, где должен быть лейтенант. Оказалось, что ползти обратно он не смог, поскольку обе ноги были оторваны выше колена. Он меня удивил, став таким маленьким. Такие страшные ранения я увидела впервые, но надо было отбросить страх и постараться помочь раненому. Мы перенесли его в безопасное место. К сожалению, наложение жгутов не остановило кровотечения. С большим трудом мы с Пипко доставили раненого в расположение полка. На рассвете он скончался и был похоронен в районе деревни Пьяный Рог. Этот трагический случай стался у меня в памяти на всю жизнь. Во время похорон я впервые услыхала из расположения политотдела песню «Вставай, страна огромная...».

И вот прошло более шестидесяти лет с того первого страшного дня встречи со смертью. В составе делегации дивизии я была приглашена Почепским горкомом и райкомом партии, горисполкомом и райисполкомами на празднование 40-летия освобождения города и района от немецко-фашистских захватчиков. Мы посетили все памятные места, встречались с жителями тех мест, которые встречали нас очень тепло, посетили и братскую могилу в районе Пьяного Рога, где установлен обелиск, под которым покоится примерно 800 человек. На обелиске в числе первых названных фамилий первая - лейтенант Александр Солдатов. Так произошла встреча через сорок лет с первым погибшим на фронте в моей военной биографии.

И вот 2000 год. От всех ветеранов дивизии, воевавших в 1941 году и посещавших в 1950 году почепскую землю осталась я одна, и была тронута приглашению в г. Почеп на 500-летие города и, конечно, посетила обелиск, где похоронен Саша Солдатов.

После выхода из окружения вместе с другими частями 3-й армии, мы почти весь октябрь 1941 года находились на переформировании в городе Ефремов. После доукомплектования людьми и боевой техникой дивизия вступила в тяжелые оборонительные бои с перешедшими в наступление танковыми войсками Гудериана. 

Было это 29 ноября 1941 года на рубеже Валово, ст. Птань, недалеко от деревни Кукуевка. Здесь располагался штаб дивизии. Противник, прорвавшийся с флангов, вновь пытался окружить дивизию.

Один из снарядов, выпущенных войсками, попал в крытую машину, в которой я находилась. Машина загорелась, и мне с трудом пришлось выбираться из нее и по-пластунски ползти к одному из стогов, расположенных поблизости. В стоге оказались двое раненых, которым я оказала помощь.

Ночью около стога остановилась колонна немецких мотоциклистов, но, к счастью, их не интересовал стог, а свои документы я спрятала в стоге.

Ночью, по совету раненых, я замаскировалась в белые мешки из-под сахара, которых много валялось в поле вдоль дороги, и отправилась в ближайшую деревню Покровка (или Софьинка), ориентируясь по протекторам машин, где должны быть наши подразделения.

На прощание один из раненых назвал фамилию - «Иванов» и просил помочь им выбраться из стога к своим. Я должна была доложить своему командованию об их просьбе.

Идти было трудно, т.к. мороз был сильный, все обледенело, окоченели ноги.

Вскоре вдали показалась деревня и в крайней избе мне сказали, немцы ушли, а наших тоже нет, и рассказали, как найти председателя колхоза. Я обратилась к нему с просьбой вывезти раненых, оставшихся в стоге. Он обещал вывезти их на санях, а мне посоветовал двигаться в соседнюю деревню, т.к. я оказалась на ничейной территории, а в деревне Софьинка (за точность названия не ручаюсь) безопаснее. 

Этой же ночью я попала к доброй бабусе в дер. Софьинка, которая накормила и обогрела меня и посоветовала в целях безопасности поменять буденновку (о чем сожалею до сих пор) и военную телогрейку на платок и деревенскую кацавейку.
Утром двинулась в путь, который привел меня на Куликово поле, к Куликову столбу, от которого двинулась к станции Астапово (последний приют Л. Толстого).

Здесь дислоцировался батальон связи другой дивизии. Мой вид не внушал доверия, но, к счастью, я назвала фамилию комиссара батальона связи нашей дивизии, с которым была установлена связь. Майор Александровский подтвердил мои слова и сказал, что меня два дня разыскивали и решили, что я, видимо, попала в плен, или погибла и просили доставить меня в расположение дивизии.

В дивизии меня встретили с радостью, заново обмундировали, а мое крестьянское одеяние использовали для экипировки агентуры, забрасываемой за линию фронта.

И вот опять встреча с прошлым в 1980 г. через 39 лет. Ветераны дивизии встретились в Парке Горького в Москве 9-го мая. В числе ветеранов, прибывших на встречу - лейтенант В.Г. Иванов, ветеран войны из г. Егорьевска. Меня сразу заинтересовала его фамилия и ранение в ногу. Стали вспоминать 41-й год. Оказалось, что это Иванов из стога на поле близ деревни Кукуевка. Рассказал, как их вывезли и доставили в расположение дивизии и вспомнил сестренку, с которой прятался в стоге 11 ноября в том далеком 1941 году.

В дальнейшем я много лет поддерживала с ним связь через директора архива В.В. Никанорову, которая часто ездила в г. Егорьевск, откуда была родом. От нее я узнала о смерти Иванова. 

В 1944 году по состоянию здоровья я была уволена из армии и вернулась продолжать учебу в МГИАИ. Перед этим получила очень доброе письмо от директора института, профессора А.П. Смирнова. 

В 1944 году успешно окончила учебу и была направлена на работу в Читинский областной архив, т.к. на работу в Забайкальский военный округ был направлен мой муж - Д.И. Воскобойник. Он был направлен в саперный батальон на границу, где, конечно, работы для меня не было. Жили в сопках, куда раз в неделю привозили пищу и воду.

К счастью, мой начальник по фамилии Даманский ходатайствовал перед командованием округа о переводе мужа на службу в г. Читу. Моя работа в Читинском архиве была очень интересной. Принимала участие в розыске документов о М.В. Фрунзе, который работал в Читинском статистическом ведомстве под фамилией Василенко. Много работала с документами атамана Семенова, нашла документы о своем отце в фонде «Нерчинская каторга». Была на должности старшего научного сотрудника, а затем и.о. начальника архивного отдела. Но, к сожалению, работа в Чите длилась недолго. Муж был принят на военно-исторический факультет академии имени Фрунзе. В Москве, пока муж учился, работала в ведомственном архиве Министерства просвещения.

Мужа направили служить в г. Петрозаводск, и в течение 10 лет я работала зав. архивом, а затем заведующей спецотделом и архивом Министерства сельского хозяйства Карело-Финской, а затем Карельской АССР. Работала с удовольствием и много сделала, чтобы архив министерства стал лучшим ведомственным архивом. Народ в республике отличный, и с тех пор прошло уже много лет, и я дружу с ними. По рекомендации архивных органов РСФСР с 19 марта 1962 г. я работаю по сей день в ЦГА РСФСР, а теперь в ГА РФ.

Люблю свой коллектив и свою работу и не представляю себя без работы, хотя по возрасту уже пора и подумать о своем месте на земле.

 


 

     
 

© Государственный архив Российской Федерации